«

»

Май 14

Поздний аист — история из жизни

Я работаю акушером-гинекологом в районном роддоме, правда, пока всего второй год. Но уже столько всего насмотрелась…

Мое рабочее утро (за исключением тех, что следуют за ночным дежурством), как правило, всегда начинается одинаково. Сначала пью кофе из большой темно-серой чашки с оранжевой надписью «Больше позитива!».
Затем переодеваюсь в халат, беру карточки своих пациенток и отправляюсь на обход.

В тот день, едва зайдя в палату, сразу увидела, что в моей «четверочке» пополнение. Вчера было одно свободное место, а сегодня все койки заняты.

поздняя беременность

Обход

— Здравствуйте, девушки! — громко произнесла я. — Ну, как вы себя сегодня чувствуете?

Хотя по большому счету девушками можно было назвать только двух пациенток: шестнадцатилетнюю цыганку Зорину (38 недель, тазовое предлежание, плановое кесарево) и двадцатидвухлетнюю Катю (34 недели, токсикоз третьего триместра беременности).

Лежащая слева у окна Надежда на девушку тянула с большой натяжкой. Ей уже исполнилось тридцать восемь, и она готовилась родить девятого ребенка. Новенькая была старше всех.

— Жалобы есть? — спросила я, все еще продолжая стоять у двери.
— Скорей бы отстреляться… — вздохнула с улыбкой Надежда. — А то мои гаврики без меня дом по кирпичику разберут…
— Насчет «скорей бы» — это не ко мне, а туда, — я указала пальцем в небо. — Один Бог знает, когда наступит час икс.

— Душно, — пожаловалась Катя. — Пить все время хочется.
— А вот пить тебе много нельзя, — покачала я головой. — Пока не спадет отечность — не больше литра жидкости в день. И лучше всего пей минеральную воду без газа. Покажи ноги, — скомандовала я и пощупала лодыжки пациентки. — Ну что ж, сегодня уже значительно лучше! — Затем я приставила трубку к ее животу, послушала и заключила: — Отличное сердечко!

— Толкается по ночам сильно, — заметила Катя.
— Футболиста родишь, — пошутила Надежда, — По опыту знаю: у меня вон трое таких шустряков.

Затем я перешла к Зорине. Крепкая женщина, хоть еще и совсем молоденькая девчонка. Кровь с молоком! Цыганки, как правило, выносливые, никогда не жалуются и ничего не боятся, даже, несмотря на ранние беременности. Вот природа их наградила! Я послушала сердцебиение ее малыша.

— Все хорошо, — констатировала факт.

— А можно мне муж телевизор принесет? — вдруг спросила Зорина. — А то скучно лежать.

— Можно, но с условием, — дала я согласие. — Никаких страшилок не смотреть — только один позитив, и в десять вечера кинозал закрывается. Да, пусть тебе муж еще наушники принесет, вдруг твоим соседкам полежать в тишине захочется.

— Конечно. Спасибо, доктор, — поблагодарила цыганка.

— Ну, как дела? — спросила я, присаживаясь возле Надежды.
— Пока не родила, — расхохоталась многодетная мама.
— А пора бы уже… — озабоченно протянула я.
— Может, стимульнем? — попросила она.
— Давай сделаем так: ждем еще два дня, а потом, если что, начнем стимуляцию, — решила я и перешла к новенькой.

Случайная беременность

— Давайте знакомиться. Я ваш лечащий врач Александра Владимировна, — представилась я.
— А я Женя, — отозвалась пациентка и тут же поправилась, — Евгения Николаевна.

Умная женщина — сообразила, что я не могу к ней обращаться по имени. К Надежде еще могу, даже на «ты», а к ней — нет. По возрасту Евгения Николаевна, похоже, мне в матери годится.

Я мельком взглянула на титульную страницу карточки. Так и есть, сорок семь лет. Беременность — тридцать восемь недель. Старая первородящая, как говорится. Поступила в стационар по направлению из женской консультации как состоящая в группе риска.

— Евгения Николаевна, как вы себя чувствуете? — спросила я.
— Нормально. Только… скорей бы…
— Все там будем, — вставила словцо неугомонная Надежда. — Теперь уже не рассосется!

Продиктовав медсестре Анечке назначения, я вернулась в ординаторскую. Положила перед собой историю новенькой. Евгения Николаевна Волховская — красивая фамилия, на дворянскую похожа. В графе «Семейное положение» написано, что разведена. Первая беременность! Вот это сюрприз! Так, что у нас тут еще «хорошего»? Гипертония, вегетососудистая дистония, расстройство менструального цикла. Стандартный набор для женщины ее возраста.

Кстати, в расстройстве цикла, может, и кроется причина, что надумала рожать так поздно. А что, сплошь и рядом бывает: женщина детей не хочет, использует контрацептивы. Потом случается задержка, она, думая, что начался климакс, предохраняется уже не так тщательно и… беременеет на старости лет. Когда понимает, что произошло, аборт уже делать поздно.

Такая случайная беременность может означать, что ребенок нежеланный, а нежеланные дети — это беда… Такая мамаша запросто может написать отказ и оставить малыша в роддоме, а если даже заберет, вряд ли она сама и ее (я взглянула на результаты УЗИ) девочка будут счастливы…

Вечером того же дня я шла из родзала в ординаторскую и увидела в коридоре Евгению Николаевну, стоявшую возле окна.

— Не волнуйся, все будет хорошо, я тебе обещаю… — донесся до меня обрывок фразы.

Все будет хорошо!

Проходя мимо женщины, я машинально посмотрела в ее сторону и заметила, что телефона у нее в руке нет и гарнитуры в ухе тоже. С кем же она разговаривает? Тихо сама с собой?.. Вот только пациентки с психическим расстройством мне для полного счастья не хватает!

— Евгения Николаевна, с кем вы разговариваете? — не удержавшись, поинтересовалась я.
— С дочкой, — ответила она с улыбкой и ласково погладила себя по животу. — Я с ней часто разговариваю. И колыбельные ей перед сном пою…
— Ясно, — улыбнулась я в ответ и пошла дальше.

«Значит, я ошиблась», — мелькнула мысль. Ребенок как раз таки желанный, потому что нежеланным не обещают, что все будет хорошо, и не поют песни… Что ж она так поздно рожать-то решилась? Хотя… Не мое это дело. Решилась, и хорошо… Первую неделю Волховскую навещала только одна женщина среднего возраста — очевидно, подруга или сестра. А в понедельник в ординаторскую влетела Аня с горящими от возбуждения глазами:

— Саша, ты здесь? Что я сейчас расскажу! — На крышу нашего роддома приземлилась летающая тарелка? — пошутила я.

Посетитель

— К твоей Евгении Николаевне мужик пришел. Симпатичный такой, седоватый, с усами. На артиста одного похож. Явился с вот таким (она развела руки в сторону, как рыбак, показывающий размер пойманной рыбы) букетищем и целой сумкой деликатесов!

— Что же тут необычного? Отец ребенка проведать решил или родственник какой-нибудь.
— А вот и не отец. И не родственник. Они недалеко от поста разговаривали, и я все слышала! Евгения Николаевна его прям по стенке размазала!
— В смысле? — напряглась я.

— В переносном, конечно. Он говорит: «Сергей тебя в городе видел, сказал, что ждешь ребенка. Я сразу к тебе поехал. Оказалось, уже в роддом легла. Ну, вот я и здесь…» А Евгения ему ледяным тоном: «Зачем? Уходи!» А мужик: «Хоть передачу возьми!» А она: «Мне от тебя ничего не нужно!» Но посетитель и не думал уйти, стоит как вкопанный, букет в руках теребит: «Как же так? Двадцать три года вместе прожили, и ты не беременела, а тут вдруг…»

— «Мы не беременели», — поправляет его Евгения и на слове «мы» акцент делает. Он: «Что ты имеешь в виду?» А она: «То, что бесплодными не только женщины бывают, но и мужчины!»

Мужик растерялся, аж заикаться начал, говорит: «Я ж от тебя к Алле ушел только потому, что она от меня забеременела!» А Евгения так язвительно ему: «Ты, Волховский, с годами глупеешь… Все, я пошла, мне сейчас капельницу ставить будут».

Никакой капельницы ты ей, конечно, не назначала, но я решила подыграть, ясно, что она с ним говорить не хочет. Выглянула в коридор, кричу: «Евгения Николаевна, идите в палату, вам витаминчики капать пора…»

Я слушала и диву давалась: оказывается все не так просто в жизни этой необыкновенной женщины… Анюта помолчала немного и добавила:

— А этот Волховский потом подозвал меня, вручил букет и говорит: «Девушка, это вам. И продукты кому-нибудь раздайте, там все свежее…» Вот такие дела!

Стремительные роды

Не успела я что-то сказать, как в ординаторскую заглянула многодетная мама Надежда и затараторила:

— Александра Владимировна, у меня только что воды отошли!

— Бегом в родзал! — скомандовала я и сама побежала следом, потому, что согласно анамнезу в седьмых и восьмых родах схватки и период изгнания плода у Надежды длились меньше четверти часа. В этот раз она показала рекорд: только забралась на кресло, как тут же «выплюнула» ребенка. Я даже не успела позвать акушерку и анестезиолога. Я подняла малыша повыше:

— Смотри, кого родила?
— Пятого мальчугана, — радостно сообщила Надя. — Теперь еще одну девчоночку для ровного счета, и будет полный комплект.

Как только отошла плацента, она сделала попытку встать.

— Куда?! — с изумлением воскликнула я.
— Есть что-то захотелось… — виновато протянула Надежда.
— Тебе еще как минимум два часа лежать! — сказала я. — Учти, не послушаешься, привяжу веревками. Что тебе принести?
— В холодильнике лежит пакет с продуктами. На нем моя фамилия написана. Принесите, ради бога, пару пирожков, — попросила роженица. — Нет, лучше три. А то умру от голода.

«Есть женщины в русских селеньях!» — вспомнилась мне фраза из школьного стихотворения, когда я выуживала из Надиного пакета три больших, как лапоть, и румяных, как их владелица, пирожка. После того как счастливую и сытую Надежду увезли в послеродовую палату, я решила, не откладывая в долгий ящик, заполнить ее историю родов и направилась в ординаторскую. В коридоре ко мне подошел высокий статный мужчина лет пятидесяти чем-то действительно похожий на актера.

— Вы врач? — спросил он у меня.
— Да.
— Я хотел спросить…
— Проходите, — сказала я, распахивая дверь в кабинет.

Тест на отцовство

— Моя жена… точнее, бывшая жена у вас в отделении лежит. Волховская Евгения… — счел необходимым пояснить мужчина, присаживаясь на предложенный мной стул. — Я хотел узнать… Здесь в лаборатории роддома делают тест на установление отцовства?

— Нет. Это вам нужно в областной центр ехать, — объяснила я, а потом неожиданно для себя самой добавила, словно кто-то за язык дернул: — А что, вы сомневаетесь, что Евгения Николаевна вашего ребенка носит?

— Нет, не сомневаюсь, — тоскливо покачал мужчина головой. — Тут как раз полная определенность; у Жени точно не мой ребенок.

— А зачем тогда нужен тест? — прикинулась валенком.

Он долго молчал, глядя в окно мимо меня. Наконец сказал тихо:

— Если уж воспитывать чужого ребенка, то с любимой женщиной, а не с нелюбимой, — затем попрощался и быстро вышел.

Это был курортный роман

Я решила изменить принципу не вмешиваться в личную жизнь пациенток и поговорить с Евгенией Николаевной. Попросила ее выйти в коридор и рассказала о визите бывшего мужа.

— По-моему, он очень хочет вернуться к вам, — заметила я.
— Знаете, когда он уходил, сказал, что переспал с этой Аллой всего один раз.

Но девушка сразу забеременела, а он всегда так мечтал о ребенке… Простить измену я не смогла, но его поняла. Хотя все равно было очень больно. Так больно, что хоть в петлю лезь! Вот я и поехала на море — лечить депрессию. Там у меня приключился короткий и ничего не значащий роман. Просто пыталась клин клином выбить. Мы даже адресами не обменялись. А через месяц случилось чудо! Выяснилось, что я жду ребенка.

— По-моему, муж вас до сих пор любит.
— Я его тоже!

… Девочку Евгения Николаевна назвала Александрой, сказала, что в мою честь (все-таки отличная у меня работа!). Из роддома ее с малышкой забирал бывший муж, и выглядели они оба на редкость счастливыми.

Жанна Свет, © fito-store.ru

Читайте похожие статьи

1 комментарий

  1. Georgetta

    Да, интересная и поучительная история, спасибо вам за нее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>